Как собирать обратную связь от благополучателей и вовлечь их в поддержку миссии
Главная / Новости / Отчет о промежуточной оценке проекта «Поддержка миссии СО НКО сферы детства: развитие родительских сообществ»

Отчет о промежуточной оценке проекта «Поддержка миссии СО НКО сферы детства: развитие родительских сообществ»

27.09.2022
Отчет о промежуточной оценке проекта «Поддержка миссии СО НКО сферы детства: развитие родительских сообществ»

15 сентября была проведена онлайн фокус-группа для промежуточной оценки проекта «Поддержка миссии СО НКО сферы детства: развитие родительских сообществ», в которой приняли участие 10 респондентов-участников проекта.

Цель группового интервью: уточнить дизайн проекта, сонастроив его с теми потребностями, которые есть у участников в лице специалистов НКО, участвующих в построении активных родительских сообществ, и представителей самих родительских сообществ.

Участники интервью №1: родителями детей с особенностями развития и родители из замещающих семей, являющиеся как получателями услуг НКО, так и активно участвующие в построении родительских сообществ и их деятельности (далее по тексту – «благополучатели проекта»);

Участники интервью №2: руководители и специалисты НКО, оказывающие услуги замещающим семьям и семьям, воспитывающим детей с ОВЗ.

Интервьюер: Ирина Ефремова-Гарт

Интервью №1

Основные выводы по вопросам оценки:

  1. Как узнали о возможности перейти из статуса получателей услуг в статус волонтера, готового поддерживать работу НКО, услугами которой пользуетесь? Что стало решающим фактором при принятии решения стать частью сообщества?
    Отвечая на данный вопрос благополучатели проекта отметили такие важные для них факторы как: (1) «совпадение декларируемого и реального, тех ценностей, о которых человек говорит с тем, чем он реально живет», (2) сильные высокие коммуникативные навыки со стороны представителей НКО, (3) внимательность к людям, умение «создать костяк вокруг себя», т.е. целый набор личностных качеств, (4) умение брать на себя ответственность и оперативно принимать решения: «когда я стала приемным родителем и стала нуждаться в помощи ее нигде не оказалось, поняла, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, стала работать в организации, которая помогает. Наше сообщество родилось из той нужны, что помоги себе сам».
  2. Какие были ожидания, когда вы начали работу? И в какой степени они оправдались?
    Среди основных ожиданий участники интервью отметили:
    1) Важность атмосферы, в которой выстраивается работа родительского сообщества и совпадение ценностей людей, входящих в него («надо чтобы вокруг были люди единомышленники. К сожалению, бывают родители, которые относятся к помогающей организации как к какому-то складу, куда можно прийти, взять оттуда что-то для себя и уйти»);
    2) Высокий уровень осознанности не только со стороны родителей, но и со стороны сотрудников помогающей НКО («ждали, что организация будет эти ценности конструировать и пропагандировать, включая помощь и партнерские отношения на равных, а не то что мы вам выделим с барского плеча, а вы будьте благодарны»);
    3) Высокий уровень работоспособности сообщества («были ожидания… что будет сообщество как ресурс, который работает 24 на 7. Это организация может закрыться и уйти на выходной, а сообществе не закрывается, оно поддерживает, дает ресурсы»);
    4) Новые возможности для развития при этом как личностного, так и профессионального («ждали, что будет много тренингов, возможностей поучиться и узнать новое»).
    При этом важно отметить, что все участники интервью согласились, что их ожидания оправдались.
  3. Какую разницу вы почувствовали по сравнению с тем, как сообщество работало до проекта? Как изменились форматы и приоритеты работы сообщества?
    Основными изменениями, произошедшими благодаря проекту, по мнению благополучателей, стали:
    1) Появление элементов планирования работы («раньше мы просто сбивались в кучку, проводили стихийно мероприятия. Сейчас появилось планирование, родители стали обсуждать, а зачем мы вообще всё это делаем, к чем мы хотим прийти, как охватить больше родителей. То есть из самодеятельности всё это стало превращаться в осознанную планируемую деятельность»);
    2) Появился запрос на саморефлексию и анализ эффективности («мы задумались, а насколько эффективно мы работаем, а что мы можем сделать лучше, какие цели у нас, что мы хотим, какие формы работы лучше выбрать. В итоге у нас получилось отобрать наиболее полезные и мы начали делиться опытом с другими регионами»).
  4. Какими новыми знаниями и навыками у вас получилось обогатиться лично как у человека, у родителя за последние 6 месяцев, которые помогают вам в работе и в личной жизни? Как они поменяли вашу жизнь?
    Анализируя результативность участия в проекте и в работе сообщества, благополучатели сошлись во мнении, что максимально полезными были следующие моменты:
    1) Оценка эффективности, планирование, дизайн проектов – «это те области, в которых чувствую изменения. Стала … задаваться вопросом, а что будет после того, как мы это сделаем. И это … не только с сообществом, но и в моей личной жизни…»
    2) Управление волонтерами и координация их усилий – «у нас в сообществе пошла съемка док. фильма про приемные семьи, фильма, который полностью организован силами тех, кто входит в сообщество».
  5. С какими трудностями приходится иметь дело в процессе формирования и активизации сообщества, вовлечения в него новых родителей?
    1) Инертность в процессе переходе от online к offline – «мы … общаемся online, каждый со своим кофе возле экрана .., но нам надо чтобы вовлеченность произошла не на словах, а на деле, чтобы глаз загорелся. Это сейчас самая большая сложность. Нам очень хочется сделать больше очного общения… живое общение дает толчок, в его результате рождаются интересные идеи и сейчас мы пытаемся приложить много времени и сил, чтобы возродить это общение».
    2) Невысокая эффективность информирование потенциальных новых членов сообщества, нехватка инструментов и навыков для этого – «далеко не все приемные родители знают, что есть такое сообщество, поэтому здесь нужна помощь с тем, какие есть инструменты для информирования других, для рекрутинга. Где-то эти родители есть, но мы не всегда знаем, как до них дотянуться. В этом нам нужна помощь.
  6. Как сейчас происходит информирование родителей, которые еще не стали часть. Сообщества?
    На данный момент информирование происходит по одному из трех каналов: (1) группы в социальных сетях, (2) мероприятия /курсы ШПР, (3) сарафанное радио. Как отметили участники интервью «других … серьезных попыток нет, но нам было бы хорошо иметь инструментарий и уметь им пользоваться , чтобы яснее доносить информацию о том, что такое сообщество есть и чем оно могло бы быть полезно родителям».
  7. Каких ресурсов не хватает, что еще могло бы помочь как в построении сообщества, так и в обеспечении эффективности привлечения и удержания новых членов?
    1) Правильно выстроенный и продуманный Onboarding process: «есть еще такой момент, что когда к родительскому сообществу присоединяются новые члены, было бы полезно делать такой onboarding. И здесь, вполне возможно, была бы полезна «Эволюция и филантропия». Это когда приходит новичок и как его правильно внедрить и сделать частью сообщества, этот процесс присоединения новичка должен быть и продуман и, еще лучше, прописан, чтобы человек мог органично влиться и стать частью этого сообщества, понимал, как он может помочь, кто может помочь ему, когда он вливается в сообщество. Это помогло бы снизить и уровень стресса на входе, когда ты попадаешь в новое окружение и в то же время повышает мотивацию быть частью этого сообщества, это помогает желанию укрепиться»;
    2) База знаний и навыков членов сообщества, навыки использовать/ делиться знаниями и опытом – «у меня и у других родителей есть желания помочь, но мы не до конца понимаем, как это может быть полезно. У каждого есть свой личный опыт, свои знания, вещи, которые ты уже получил, мы все разные и по-разному можем быть полезны и, таким образом, было бы хорошо понимать как ты со своим уникальным опытом, со своим ребенком можешь помочь тому сообществу», «у нас разные приемные дети, с разными проблемами, есть родители которые становятся в чем-то профессиональными, в какой-то помощи детям и они могли бы быть полезными для других родителей, а не только работники фонда. И каким образом найти определенную нишу, где ты мог бы помогать и отдавать все накопленные знания и накопленный опыт. Он просто рвется иногда наружу, но каким образом его проявить и помочь нуждающемуся, это проблема…»;
    3) Умение отдавать / грамотно делиться теми ресурсами и экспертизой, которые есть – «я участвую в клубе «Равный равному» и как получатель и как отдаватель… всегда происходит обмен информацией, когда нужен какой-то специалист, консультация или просто важно услышать об опыте других».

Рекомендации:

  1. Добавить в программу обучения специалистов НКО тренинги или другие обучающие мероприятия / полезные ссылки, материалы для самостоятельно изучения, которые были бы нацелены на:
    1.1. Прокачивание прикладных коммуникативных навыков, что позволяло бы максимально эффективно доносить все ключевые месседжы до настоящих и потенциальных членов родительских сообществ, информировать их о целях сообщества, его деятельности, результатах, а так же грамотно выстраивать общение и давать обратную связь;
    1.2. Приобретение знаний и навыков, необходимых для вовлечения новых родителей в деятельность сообщества, умений «продать» важность и значимость участия в жизни сообщества потенциальным членам, а так же умение пользоваться инструментами рекрутинга новых членов и поддержания их интереса;
  2. Продумать возможность включения в программу либо обучение, либо обмен опытом по тому, как организован процесс т.н. onboarding-а.
  3. Предусмотреть возможность консультаций и/ или сопровождения для тех родительских сообществ, которые готовы формализовать процесс обмена опытом и накопленной экспертизой;
  4. Обучить представителей сообщества базовым навыкам, позволяющим грамотно делиться накопленным опытом и экспертизой в той или иной релевантной задачам сообщества области.

Интервью №2

  1. Как и почему вашей организацией было принято решение о том, что вы участвуете в партнерском проекте с АНО «Эволюция и Филантропия»?
    Отвечая на данный вопрос, участники группового интервью отметили следующие факторы, повлиявшие на решение их организаций стать участниками данного проекта:
    1) Наличие предыдущего опыта сотрудничества с АНО «Эволюция и Филантропия», который был полезен НКО – «когда обучались на курсе по мониторингу и оценке, мне очень понравился их системный подход… Их профессионализм и грамотный подход ко всему, что они делают, привлечение правильных людей и ресурсов – всё это стало для нас решающими факторами при принятии решения об участии в проекте»;
    2) Совпадение целей и задач проекта с потребностями НКО – «у нас давно в организации зрела необходимость привлекать родителей к фандрайзингу, был с этим пробел, который мы не знали, как закрыть», «у нас уже было … сообщество на момент начала проекта, … такое скорее вялотекущее, само в себе… все сообщество завязано на 2-3 людях. Они не всегда в ресурсе. Нет распределения ролей. Это мешает. Мы вникли уже в теорию, поняли, как это должно быть и понимаем, что надо разворачиваться в сторону того, чтобы ответственность была поделена, чтобы она была на других членах, и на родителях. Люди сейчас уже встрепенулись и поняли, что сообщество нужно не только организатору и тому, на ком все держится, но это их дело, это подталкивает их развиваться, им нужно это общение, они поняли , что от них в этом сообществе тоже что-то зависит»;
    3) Решение руководителя организации – «нас в проект за руку привела наш руководитель, сказав, что нам это нужно. Мы не ожидали, что нас это так захлестнет и что мы с таким энтузиазмом будем в это вгрызаться…»;
    4) Возможность получить совет профессионалов, уточнить свою позицию, стратегию и тактику работы – «мы для себя не выработали до сих пор четкой концепции, как нам вести себя с родителями: то мы слишком мягкие с ними, то слишком жесткие. Всё никак не могли найти золотой середины. Сейчас нам дали столько ценных советов, что мы начинаем сейчас свою лодку выравнивать.
  2. Почему не все организации, которые сначала посчитали для себя интересным принять участие в проекте, не остались в нем? Какие факторы на это повлияли?
    1) Высокий уровень вовлеченности в проект актива организации и/или отсутствие такого актива как такового – «мы проводили рабочую встречу с организациями, работающими с замещающими семьями, … с наблюдателями за этим проектом, они сказали, что они поняли, что для того, чтобы им двигаться в этом проекте нужно активное участие костяка, а выяснилось, что он не очень и готов регулярно проводить действия, а у кого- то … такого костяка по факту и нет»;
    2) Несовпадение ожиданий потенциальных участников с целями проекта и форматами предложенной работы – «изначально ожидания были, что люди придут и просто послушают, никто не ожидал, что надо так серьезно вкладываться. Все говорят, что развивать сообщество хорошо… но сейчас другие приоритеты и не готовы этим заниматься»;
    3) Отсутствие в НКО требуемого для участия в проекте человеческого ресурса – «от организации требовалось не менее трех человек штатных сотрудников, но проблема в том, что не во всех наших организациях они есть в таком количестве в натуральном виде. А если и есть, то часто они и есть вся организация и выделить их только на этот проект у людей не получится, мы не настолько большие НКО», «когда у нас было обучение, например, … блок, касающийся сайтов, рассылки, у нас за это отвечает другой человек, … и нам приходилось привлекать и его, пусть и опосредованной. Другими словами, реалии наших НКО таковы, что нет возможности выделить трех», «маленьким организациям такой объем было просто не осилить»;
  3. Ожидания от проекта: какие были надежды, планы и понимание того, чем вам может быть полезно участие в проекте? Насколько вы были проинформированы про дизайн проекта, про те активности, те технологии и ту помощь, которыми с вами планировали поделиться?
    1) Практически все участники группового интервью отметили, что на входе в проект всё было ясно и понятно, несмотря на то, что «вначале, конечно, надо было вникнуть, это потребовало усилий, но когда вникли, то стало понятно, что на какие блоки будет разбито, чем мы будем заниматься».
    2) Расширилось /уточнилось понимание ценности активного родительского сообществ для организации – «у меня … давно зрела эта идея, но … не было мысли, что это можно использовать в целях фандрайзинга»,
    3) Хорошее подспорье для того, чтобы начать реализовывать на практике уже имевшиеся планы относительно построения и/или активизации сообщества– «были ожидания, что я могу узнать, с чего же именно мне начать», «были очень полезны блоки, которые были в начале, когда говорили комплексно о том, что такое сообщество, … своего рода азбука, без которой дальше ты ничего не сможешь сложить или мануал, с чего начинать работать»
    4) Возможность наработать знания и навыки в новых для себя областях – «до этого я совершенно не касалась темы фандрайзинга, не моя это задача внутри организации, но после тренинга мне многое стало понятно, я поняла, что могу сама применять. И оказалось, что мне не лишним иметь комплексное представление обо всем происходящем».
  4. Что для вас было максимально полезным? Что имело меньшее значение, если вспоминать все мероприятия и все форматы работы, в которых вы в ходе проекта уже поучаствовали?
    Анализируя результативность обучающих мероприятий проекта, представители НКО отметили, что максимально полезными были следующие моменты /подходы:
    1) Начинать изменения с себя – «изначально с самой первой встречи были правильно расставлены опорные точки, мы поняли, что в первую очередь нам надо начать с себя, то есть сначала надо меняться нам и только потом мы можем менять родителей»;
    2) Стратегическая сессия с родителями – «она позволила нам наконец сблизиться, познакомиться и начать работать вместе», «мы … поняли, что мы все сильно разные, поняли, что если у кого-то нет финансов, то это не значит, что человек не может ничем помочь», «мы познакомились ближе, перешли формальную грань и начали развивать личные отношения. С точки зрения развития сообщества это была очень штука важная»;
    3) Переоценка важности грамотно выстроенных коммуникаций – «я уже несколько моментов заметила, что я делаю по-другому, например, стала больше своего ресурса вкладывать в человеческое общение с подопечным. А потом это перекликнулось и с фандрайзингом. До этого я совершенно не касалась этой темы, не моя это задача внутри организации, но после тренинга мне многое стало понятно, я поняла, что могу сама применять. И оказалось, что мне не лишним иметь комплексное представление обо всем происходящем»;
    4) Тренинг по фандрайзингу – «сначала было какое-то сопротивление …, думала: что ж такое, я опять как в институте учусь, сделай то, сделай другое, написать домашку, а по итогу на защите фандрайзингового проекта мы сделали нормальный план, сейчас каждый месяц я вижу, как мы двигаемся и … что у нас получилось»;
    5) Задумались о трансформации /уточнении форматов работы, например о создании теплого родительского сообщества – «попросить маму обратиться к своим друзьям и родственникам – это одно, такая одноразовая акция, а перевести эту работу на долгосрочную основу, тут нужно конечно работать и знать, куда и как двигаться», «очень важно уметь … находить ресурсы на создание теплой атмосферы, чтобы люди не просто получили /отучились и ушли, но чтобы организация могла поддерживать их внимание»;
  5. Как вы для себя определяете успех этой деятельности – активизации родительского сообщества? Что для вас было бы успехом?
    Делясь своим видением успеха, коллеги отметили, что для них он мог бы выглядеть следующим образом:
    1) Регулярный прирост членов родительского сообщества;
    2) Позитивная обратная связь от членов сообщества;
    3) Активное участие родителей в жизни сообщества на регулярной основе;
    4) Уменьшение кризисной ситуации в семьях и улучшение в них психологической ситуации – «такое возможно только в том случае, когда сообщество работает хорошо, значит, что улучшается общее благополучие, психологическое состояние всех членов семьи, когда любой зародыш кризиса удается купировать на начальной стадии. Это самое основное»;
    5) создание теплого родительского сообщества – «это показатель, когда родитель остается на долгое время, значит его что-то здесь держит. Значит ему здесь комфортно, ему здесь хорошо, он пришел и не только получил и ушел, но остался. Если он будет оставаться, значит он будет откликаться и на наши проблемы».
  6. Каких ресурсов на сегодняшний день вам не хватает? Что критично иметь, чтобы деятельность по построению активных родительских сообществ была успешна?
    1) Не хватает навыков грамотного планирования дальнейшей работы – «сейчас мы стартанем, сформируем сообщество и нам его как-то надо будет удержать»;
    2) Необходимо наличие систематическое профессиональное развитие и обучение сотрудников НКО – «нам дальше надо будет проходить обучение, чтобы расти вместе с родительским сообществом»;
    3) Возможность индивидуального сопровождения организаций – «нам не хватает для этого … сопровождения, чтобы нас кто-то вел и мог поддержать в критические моменты. Это может быть наставник, который мог бы разобрать, что не так и помог нам не стопориться, показал новые горизонты. Может быть, конечно, мы вырастем и сами будем много понимать, но пока мне видится, что нам нужно будет все время учиться, чтобы расти».
  7. Взаимодействие с АНО «Эволюция и Филантропия»: насколько оптимальны выстроенные практики взаимодействия, форматы мониторинга и отчетности. Что вы порекомендовали бы коллегам поменять, чтобы работать было легче, но при этом не терялась системность и возможность отслеживать, что все идет по плану?
    1) Иметь план-график мероприятий как минимум на месяц вперед – «если бы E&P могла обсуждать с участниками заранее возможность встреч, то это было бы оптимально», «даже если в организации есть три человека, то они не могут заниматься только одним проектом. Поэтому, когда надо несколько раз подряд вырывать по несколько людей сразу, то тогда и возникают накладки»;
    2) Наличие графика, в котором были бы указаны все основные мероприятия и даты их проведения – «мы знали, что у нас будут встречи по 2 июня, а потом оказалось, что 9 июня будет защита, но про нее сразу не было известно, кто-то уже себе что-то запланировал, пришлось срочно в последний момент планы менять»;
    3) Придерживаться правила разделения рабочего и личного времени, чтобы не выгорать и иметь возможность восстанавливаться – «например, Настя любит в 9 вечера написать в чате или задать вопрос в воскресенье вечером, когда ты с семьей, но было бы правильно соблюдать рабочие рамки»;
  8. Насколько комфортен процесс отчетности? Насколько он ясен и понятен? Оптимален по объемам запрашиваемой информации, регулярности сбора?
    Отвечая на этот вопрос, все участники группового интервью сошлись во мнении, что процесс отчетности понятен, достаточен и не требует изменений – «с учетом объема знаний и информации, которые мы получаем, процесс отчетности кажется вполне нормальным. И не больше, и меньше я б тоже делать не стала», «мы … понимаем, что коллегам это необходимо для анализа и для развития, чтобы понимать как и куда двигаться вперед. Мы не против».